wrapper

Депутат от Новосибирской области в Госдуме России Илья Пономарев рассказал газете «Эпиграф» почему он выбрал Новосибирск для жительства, когда вернется в Россию, что думает о нас Америка, стоит ли ходить на митинги.

О депутатской деятельности

1. Вы уехали из страны, однако всё еще являетесь депутатом Госдумы от НСО. Как вы исполняете депутатские обязанности дистанционно? Можно ли влиять на работу госинститутов, не живя в стране?

Влиять и работать, конечно, можно. В конечном итоге, ключевые инструменты в руках депутата – голосование в зале (я голосую с помощью коллеги Гудкова, с которым мы решаем, как голосовать по каждому вопросу); депутатские запросы в интересах граждан, приходящих в приемные (бОльшая часть их работает, хотя ряд моих региональных помощников тоже подверглась репрессиям, некоторые, как Леонид Развозжаев, в тюрьме, некоторые, как один из лидеров воронежских экологов Константин Рубахин, в вынужденной эмиграции); и работа со СМИ.
Конечно, моя работа в Думе еще была связана с разработкой законов, и на моем счету много важных для страны инициатив, типа снижения налогов для инновационных предприятий, отмены внутреннего роуминга или нового закона о госзакупках – но еще когда я был в России, правящая партия начала системно отрубать возможности их проводить. Чего стоит хотя бы закон против плагиата, выросший из кампании, которую я начал против фальшивых докторов наук в Москве, и которая породила целое движение – «Диссернет»: когда этот закон рассматривался, некоторые депутаты прямо с думской трибуны заявили, что, дескать, закон правильный, но поскольку в числе авторов Пономарев, мы будем голосовать против. К сожалению, таков нынешний «парламентаризм».
Но я все равно считаю, что отказываться от мандата без боя нельзя: мне его доверили новосибирцы, а не Кремль, и уж точно не «Единая Россия». У меня один из самых высоких показателей во всей стране по количеству обращений граждан по простым житейским вопросам: кому-то неправильно посчитали пенсию, у кого-то борьба с управляющей компанией ЖКХ, кто-то наткнулся на бюрократизм и произвол чиновников. Так что такого удовольствия власти – сдать мандат – я не доставлю. Пусть мою судьбу решают люди на выборах, а не жулики в высоких кабинетах.

2. В апреле вас лишили депутатской неприкосновенности и вслед за этим возбудили уголовное дело о пособничестве в растрате средств фонда «Сколково». Каковы перспективы вашей экстрадиции на родину? Ранее вы говорили, что вину не признаёте и считаете, что претензии к вам политически мотивированы? Каковы мотивы? Вы действительно отработали полученные по контракту от «Сколково» деньги?

Дело «Сколково» выдумано следователями от начала и до конца. Выделявшиеся деньги направлялись ни на какие не лекции, это прямое вранье, а на разработку правил работы «Сколково» и привлечение туда лучших научных кадров и первоклассных инвесторов со всего мира, на создание условий, чтобы наши инноваторы не уезжали из страны. Причем это не было моей зарплатой – на эти деньги я организовывал поездки, например, руководства Массачусетского института в Академгородок, где они встречались с руководством СО РАН и НГУ. Следствие пыжится, но не может показать обогащения с моей стороны, то есть вопрос о мотивах моих действий висит в воздухе. Все проверили и убедились, что я живу на зарплату депутата и ни на что больше. Источник проблемы в том, что по закону депутат Госдумы не может прикасаться ни к каким деньгам, ему даже госорганы не могут оплачивать командировки и компенсировать расходы. Поэтому юристы выработали единственно возможную схему финансирования, она была проверена Счетной палатой, но все это Следственному Комитету не указ – они пытались доказать, что через меня финансировались протесты на Болотной площади, и именно поэтому меня привлекли для работы «Сколково». На самом же деле причина в том, что идея этого проекта выросла из нашего новосибирского технопарка, в создании которого в 2006-2007-м гг. я принял самое непосредственное участие, и был нужен человек со статусом и опытом, и поэтому даже опасения, связанные с моей оппозиционностью, ушли на второй план.

3. В 2013 году депутатам была увеличена зарплата. Вы публично предложили перечислять её на нужды проектов собственных избирателей. Какие проекты за счёт этих средств вам удалось осуществить?

О, мы начали кучу мелких дел – в основном поддерживали разные молодежные инициативы. Там была работа волонтеров с библиотеками, с детскими домами и домами ветеранов, студенческие акции. К сожалению, все это работало только полгода – потом счета у меня арестовали, и зарплату забрало себе «Сколково». Сейчас я сам ничего не получаю. Даже в этом вопросе деньги из Новосибирска отобрала Москва…

4. Область и город ждут свыше 400 избирательных кампаний, в том числе выборы в горсовет и областной ЗакС. Вы следите за политической жизнью округа, от которого избирались? Как вы думаете, будет ли предстоящая избирательная кампания такой же жаркой, как выборы в мэры Новосибирска, где вы также баллотировались? Кого, по-вашему, будет выдвигать ваша партия в Новосибирске? Оцените избирательный список Справороссов в Новосибирске. 

У эсеров тупик во всей стране, и в нашей области ситуация аналогичная. Фракция в ЗакСе беспомощная, парторганизация дезорганизована постоянной кадровой чехардой, организуемой из Москвы. Шансы «на бровях» перевалить избирательный барьер у партии есть, но шансов на это реально немного. Думаю, что мои избиратели разделятся между КПРФ и Яблоком – последнее, благодаря этому, имеет сейчас реальный шанс пройти в ЗакС и особенно в Горсовет. Мои личные симпатии тоже у представителей этих двух партий.
Что касается вообще областной политики, то, конечно, я слежу за происходящим, каждый день общаюсь с разными друзьями и коллегами. Я вынужден делать это весьма осторожно, чтобы никому не навредить – атмосфера поиска внутренних врагов и «пятой колонны» в стране сгущается, и многие просто боятся, чтобы наши контакты не стали публичными. Дожили, что называет… Но, думаю, что этот мрак рассеется все равно, надо это просто пережить.
В целом, из-за такого вот «угара патриотизма», безусловно, ложного патриотизма, градус кампании в этом году будет невысок. КПРФ усилится, «Единая Россия» останется при своих, а народ будет жить еще хуже – цены из-за Крыма и международной изоляции будут продолжать расти, а экономика падать. Политики продолжат жить в своем мире, а простые люди – в своем. Надеюсь, что «Демкоалиция» внесет элемент оживления в выборы, хотя шансы пройти у них почти нулевые.

5. Если вас лишат депутатского мандата, вы будете в будущем участвовать в локальных избирательных кампаниях? (Борис Немцов, к примеру, принимал участие в сочинской мэрской кампании, был избран в ярославскую областную думу).

Мой друг Иван Стариков любит вспоминать малоприличный анекдот про секс с мышами, говоря о попытках избраться хоть куда-то. Я дважды побеждал на федеральных выборах в Новосибирске, у нас была успешная мэрская кампания, и скакать по стране – явно не для меня. Тем более что выборы сейчас выборами являются весьма условно. Если какие-то интересные возможности для приложения моих сил и знаний будут у нас в области – конечно, да; а так – маловероятно. Мои размышления сейчас о том, как изменить ситуацию в стране в целом, восстановить нормальное функционирование власти, поменять совсем слетевшую с катушек систему.

6. Вы по рождению москвич. Почему решили стать новосибирцем? Проще избираться, свободнее политическое поле?

Нет, дело не в этом. Меня в Новосибирск привел проект строительства технопарка в Академе, и я как-то прикипел. Я понимаю, что у нас в стране нормальным является хотеть переехать из региона в Москву; но вообще-то это ненормально. Я с 1996-го года непрерывно кочевал по сибирским регионам – жил в Когалыме, Нефтеюганске, Тюмени, Красноярске, Якутске, Томске, и вот осел в Новосибирске. Хочу своей деятельностью сделать так, чтобы больше никто в городе не спрашивал меня удивленно – «чего это ты приехал» - а спрашивали знакомых москвичей и питерцев, почему они еще этого не сделали. Нигде в России нет большего потенциала роста, чем у нас, и дальновидный человек должен хотеть сделать такой выбор.

Об экономике

7. Несмотря на сдержанный оптимизм выступлений руководителей страны о том, что дно кризиса пройдено и далее страну ждет рост, многие эксперты по-прежнему говорят, что отечественная экономика находится в состоянии свободного падения, и предрекают ей неизбежный крах. Как, по-вашему, ситуация выглядит в реальности?

«Положение наше блестящее, но не безнадежное»… К сожалению, сложности будут нарастать. Я бы не употреблял слов «крах» или «катастрофа», все-таки запас прочности большой, но затягивать пояса придется все туже. Самая большая проблема – это полный паралич власти, который сейчас прячут за патриотической риторикой, в полном соответствии с тезисом, что «патриотизм – последнее прибежище негодяев».
У правительства нет никакой стратегии, да и не так много можно сделать в условиях противостояния со всем миром. Такое противостояние можно выдержать, если бы во главе государства был Сталин или Петр, который бы залил проблемы кровью, усилив мобилизацию общества. У нас же во главе стоят застенчивые воришки Альхены, которые пытаются просто сбить народ с толку духовыми оркестрами и кружками хорового пения, чтобы им не мешали продолжать красть. Этот подход не может привести к победе.
Что страшно – если даже простую болезнь типа гриппа не лечить, она может привести к тяжелейшим осложнениям, что называется, на ровном месте. Мы сами себе сделали эти проблемы, начав войну с Украиной. Закончиться это может как угодно, вплоть до распада страны. Тем более что власть ведет отрицательную селекцию, поощряя серость, и загоняя за Можай самых дееспособных и компетентных. Так что мы все больше становимся великой страной нереализованных возможностей…

8. Санкции против собственной страны (отказ от покупки определенных продуктов питания в некоторых странах, провозглашение тотального импортозамещения, рекомендательный запрет на выезд части собственных граждан за границу) могут чему-нибудь научить эту самую страну и её граждан?

Не думаю. Люди не понимают причинно-следственной связи между действиями правительства и своей жизнью. Они не всегда даже понимают, что им врут в глаза, провозглашая одни цели и приоритеты на «прямых линиях», а действуя строго наоборот. Для того чтобы разоблачить это вранье, и нужны свободные СМИ – а их у нас практически нет, во всяком случае, нет ничего сопоставимого с центральным ТВ. Так и живем в наркотическом дурмане Останкино, не приходя в сознание. Ломка будет очень болезненной. Максимум, на что я бы рассчитывал – это на то, что после того, как туман развеется, люди будут обвинять не тех, кто им наконец покажет правду, а тех, кто их до того подсадил на этот наркотик и подорвал здоровье нации.

9. Вы живете в США. Некоторые ваши коллеги по законодательной власти думают, что Америка до сих пор управляет Россией и Госдумой, а вся несистемная оппозиция ею же финансируется? Америке вообще есть дело до России?

Я не живу в США, хотя часто там бываю. Я сейчас вообще живу в самолете – у меня нет постоянной визы ни в одной стране, только туристические, и оставаться долго на одном месте я не могу. Но позицию рядовых американцев хорошо знаю: они путают Россию с Германией, а Сибирь с Сирией. Пока был СССР, как настоящая сверхдержава, они хорошо знали, где она находится. Сейчас – нет. Элита тоже поглощена событиями на Ближнем Востоке и экономической конкуренцией с Китаем. Россия – это такая досадная помеха для них, которая может создавать лишние проблемы в этих зонах интереса, но о которой они бы точно предпочли забыть. Мы ведем себя, как ребенок, который хулиганит, чтобы привлечь внимание родителей. Это очень унизительно – смотреть, как моя страна ведет себя, и слушать, что о нас говорят.
Нам надо, конечно, избавиться от такого сугубо провинциального комплекса отвергнутого любовника, которым болеет наше руководство. Вся наша элита хочет дружить с Западом, но не понимает, что ему предложить, чтобы оказаться с ним на равных. Не все в мире измеряется в долларах и баррелях нефти. Я сейчас не о «высоких идеалах», которые чаще всего на практике приносятся в жертву прагматическим соображениям. Но прагматические соображения могут быть короткими, как у нынешней питерской шпаны из кооператива «Озеро», дорвавшейся до власти России, и которая вполне описывается формулой «украл-выпил-в тюрьму»; а могут быть долгосрочными, рассчитанными на многие поколения вперед. Вот этот взгляд в будущее есть у Америки, есть у Китая, есть даже у Бразилии, а у нас – «после нас хоть потоп». Но я сам молодой, у меня дети растут, я не согласен с таким подходом!
Я абсолютно убежден, опять-таки из чистого прагматизма, что если мы хотим на горизонте пятьдесят лет вообще сохраниться как европейская, христианская цивилизация на фоне растущих стран Азии и исламского мира, то нам нужен стратегический союз Россия-Европа-Америка, реализовать старую геополитическую мечту о Третьем Риме на практике. Сделать это надо, пока не станет слишком поздно, и времени осталось не так много.

10. Нужно ли стране официальное единомыслие, как в СССР, в которое нас с некоторых пор усиленно тянут, или плюрализм полезнее для общества, отдельных граждан, государства, экономики?

Надо оставить людей в покое, наконец. Никакие формы принуждения – ни экономические, ни социальные, ни идеологические – абсолютно не допустимы. Человек должен сам решать, как ему жить, а государство должно обеспечивать, чтобы свобода одного не вторгалась на территорию другого, и чтобы возможности для самореализации у каждого были одинаковы, вне зависимости от места рождения, пола, родителей или политических взглядов. В таком обществе, построенном на самоуправлении и свободном от власти корпораций и контролирующих их государственных и частных олигархов, люди все сделают сами.

О политике

11. Как, по-вашему, в стране есть недовольство властью? (Уже столько запретительных законов напринимали, и санкции получили за ведение политики неразборчивыми средствами, и уровень жизни упал, и зарплаты не растут, и т.д.). Оно в чем-то проявляется или народ предпочитает держаться от государства подальше и строить только свою собственную жизнь?

Есть недовольство жизнью, безусловно, значит, и есть недовольство властью. Только такое недовольство есть всегда и везде – и в России, и в США, и в Ливане каком-нибудь. Недовольство превращается в действие, когда есть альтернатива. Потому-то парламентские демократии такие устойчивые политические системы, потому что людям регулярно предлагается выбор. В условиях России мы имеем все минусы парламентской демократии, но не имеем плюсов, потому что никакой принципиальной разницы между ЕР, КПРФ или СР люди не видят. На самом деле, секрет популярности Жириновского именно в том, что он хотя бы стилистически выделяется, хотя все отдают себе отчет, что и он обман. Как только люди увидят то, что они считают подлинной альтернативой, как это произошло в конце 1980-х – этой системе конец. А наша задача – сделать так, чтобы альтернатива оказалась позитивной для страны, а не негативной, как во время перестройки.

12. Алексей Кудрин предложил провести выборы президента, не дожидаясь окончания срока полномочий действующего президента. Идут разговоры и о перевыборах в Госдуму ранее истечения срока действия мандатов. Для чего это нужно? Полезны ли для страны лишние расходы на предвыборные кампании или тот, кто это предлагает, знает что-то такое, что вы тоже, может быть, знаете, но чего электорату знать не следует?

Перенос выборов в Госдуму – это традиционное наперстничество со стороны Кремля. Они все время демонстративно меняют правила игры, чтобы никто не мог подготовиться и чтобы любой потенциальный спонсор оппозиции точно знал, что его средства будут потрачены напрасно – власть придумает способ, как не допустить не согласованных с ней побед. Что касается затрат, то никаких особенных затрат в масштабе страны не будет, каждому жителю страны это решение по факту обойдется примерно в 2 рубля. Для сравнения – аннексия Крыма обходится каждому примерно в полторы тысячи рублей ежегодно только прямых затрат, не считая роста цен и потери рабочих мест, или, для Новосибирска, потери финансирования Центрального моста в пользу моста через Керченский пролив.
Перенос президентских выборов – совсем другое. Кудрин выражает позицию деловых кругов, которые говорят, что единственное условие, при котором они готовы и дальше терпеть Путина у власти – это если правительство будет хоть что-то делать для национальной экономики. Сейчас оно бездействует, и Кудрин рассчитывает, что досрочные выборы президента приведут к досрочной отставке Медведева и назначение его самого на должность премьера. Приведет ли это к положительным результатам для страны – у меня есть сомнения, хотя, кажется, хуже уже быть не может.

13. Кто в случае новых досрочных выборов может стать новым президентом России?

Путин Владимир Владимирович. Если, конечно, «выборы» будут по старым правилам.

14. Будут ли новые выборы честными или обществу, избирателям будет всё равно?

Сравнительно честные выборы президента в России происходили один раз, в 1991-ом. Больше такой глупости правящая бюрократия ни разу не допускала. Поэтому и для избирателей это абстракция, они требуют нормальные зарплаты и пенсии, работающее образование и здравоохранение, нормальные дороги и ремонт своих домов, но не выборы.

15. Вы член оппозиционной партии «Справедливая Россия». Оппозиционерам в России живется непросто. Складывается ощущение, что страну тем или иным способом «очищают» от оппозиционных политиков. Есть ли у оппозиции в нашей стране шансы на нормальную конкуренцию с правящей партией «Единая Россия» или рано или поздно политическое поле будет зачищено окончательно?

Я не член СР уже два года. Вышел оттуда добровольно, потому что считаю, что партия отошла от той программы, с которой мы шли на выборы и в 2007-м, и в 2011-м. Это очень печально, хотя и закономерно – это часть того самого процесса зачистки, о котором вы говорите. Партию заставили совершить политическое самоубийство, что и сделал верный Путину Миронов. Должен признать, что я и сам совершил ошибку, считая, что когда Сергея Михайловича выгнали из спикеров Совета Федерации, он выучил урок. Он сам это демонстрировал, надев белую ленту и поддержав протесты 2011-2012 гг. Увы, его хватило ненадолго, человек слаб.
Конкуренция с ЕР, безусловно, возможна. Вопрос в результате, а вот механизмов реализации оппозиционной программы даже в случае победы очень мало. Вот, победил у нас Локоть, власть, безусловно, стала лучше, но качественное ли это изменение? Не уверен. Впрочем, избиратель даст свою оценку мэрии очень скоро, уже в сентябре, и мы увидим подлинную точку зрения народа на произошедшие в городе перемены.

16. Вас удивляет то, что сегодня происходит в нашей политической жизни. Или это нормальное продолжение того тренда, который начался 15 лет назад?

Конечно, удивляет, хотя это и действительно закономерно. Только этот тренд начался не 15 лет назад, а в октябре 1993 года. Все, что мы сейчас видим, есть результат расстрела оппозиционного парламента во имя «политической целесообразности», продавливания недемократической конституции, сделавшей президента монархом, предательства Запада, который все это сознательно поддержал во имя своих экономических интересов в России. Конечно, одно дело теоретизировать о том, как это плохо, другое – увидеть последствия своими глазами. Прискорбно, что многие политические деятели, в том числе находящиеся под серьезным давлением представители радикальной оппозиции, не видят очевидной причинно-следственной связи. В этом, кстати, одна из главных причин, почему у оппозиции нет программы – без адекватного анализа причин настигших страну проблем трудно сформулировать пути их решения.

17. Не могу не задать вопрос про Украину. Как будет развиваться ситуация в Украине дальше? Есть надежда на скорый плохой мир, долгий тлеющий конфликт «ни мира, ни войны» или не исключена и «горячая» стадия?

В Украине нельзя исключать ничего. Решения российским руководством, которое до сих пор владеет инициативой, принимаются, исходя из тактических, сиюминутных настроений. К сожалению, тлеющий конфликт выгоден всем, кроме гибнущего и голодающего мирного населения Донбасса – он выгоден Кремлю, потому что кремлевские технологи рассчитывают, что украинское правительство рухнет само под грузом экономических проблем; он выгоден правительству Украины, потому что дает возможность списать свою неспособность осуществить реформы состоянием войны, в которой находится страна; он выгоден Западу, ибо разделяй и властвуй. У перевода конфликта из тлеющего в горячую фазу тоже есть много заинтересованных лиц. Для народа России все, что мы делаем, начиная с аннексии Крыма, означает новые лишения и новые проблемы. Это удручает очень сильно.

18. Вы единственный депутат в Госдуме, который голосовал против присоединения Крыма, как вы оцениваете ситуацию, которая складывается вокруг полуострова сегодня? «Коммерсант» на днях опубликовал специальную памятку Общества защиты прав потребителей «Общественный контроль» с советами о посещении полуострова. В частности, российским туристам, отправляющимся в Крым, рекомендуется получать разрешение на въезд у Украины, не советуют покупать недвижимость. Осложнится ли жизнь россиянина при посещении Европы или иных стран, если он «засветился» в Крыму?

Захват Крыма имеет катастрофические последствия для России и нашей экономики. Крым нам обходится примерно в три раза дороже, чем Чечня, и это если не считать вызванного аннексией падения экономики. В современном мире формальная принадлежность территории одной или другой стране имеет существенно меньшее значение, если эти страны живут в союзе. Страны Европы, которые не годами, а веками воевали за жалкие клочки земли, сейчас ими обмениваются в добровольном порядке. Сейчас же мы испортили отношения как с самым своим близким соседом и союзником Украиной, напугали Белоруссию и Казахстан, объявили себя врагом Европе и Америке. Не знаю, может, наше руководство, когда по утрам смотрит в зеркало, видит там китайца – но я думаю, что большинство населения нашей страны понимает общие корни нашей цивилизации с европейцами, несмотря на весь особый исторический путь, который прошла наша страна, наша культура и наша религия.
Конечно, несмотря на все громкие заявления, я не ожидаю особенных санкций Европы в отношении рядовых граждан России, хотя очень надеюсь, что чиновникам и всему «политическому классу» нашей страны, развязавшему эту братоубийственную войну, воздастся по заслугам. Пока Запад, конечно, весьма двуличен и очень избирателен, когда дело касается людей с большими деньгами, хоть бы и наворованными в России.

О науке и культуре

19. Смерть Бориса Немцова продержалась в российском медийном новостном пространстве пару недель. Запрет оперы «Тангейзер» волновал новосибирцев около месяца. Каким должно быть событие, чтобы волновать умы и души людей? Ваши собственные действия, как депутата и политика, нацелены на то, чтобы оставаться в поле внимания медиа? К примеру, недавно во многих СМИ написали про ваше сотрудничество с Украиной в области энергетики и добычи сланцевого газа.

У меня нет задачи оставаться в поле зрения СМИ. Про меня много пишут, я стабильно держусь в первой пятерке депутатов Госдумы по упоминаемости. Проблема в том, что журналистов у нас в стране практически не интересуют программные моменты, они предпочитают писать про события, просто про какие-то политические жесты, а не про цели деятельности. Про «Тангейзер» писали, потому что скандал, и очень мало говорили о том, что его вызвало. Все общество живет в обстановке навешивания ярлыков друг на друга и не то что не способно – а даже и не желает слушать оппонента. Я всегда старался действовать по-другому: когда даже мои политические противники предлагали что-то разумное, я предлагал им объединить усилия. Например, вышеупомянутый запрет сотовым операторам брать деньги за роуминг внутри страны, или очень важная инициатива о «национализации элит» - запрету госчиновникам держать деньги вне страны – вносились мной вместе с Сергеем Железняком; а новый закон о госзакупках делала рабочая группа, где я был сопредседателем с Игорем Игошиным (оба – единороссы).
Я считаю, что каждый политик должен говорить и делать, чтобы люди вокруг него жили лучше. В частности, моя деятельность по энергетической реформе в Украине и ряде прилегающих восточноевропейских стран направлена именно на это – чтобы можно было производить у себя, а не покупать извне. Для нас, россиян, это означает, что Газпром будет больше интересоваться поставками газа российским людям, а не вывозу его за рубеж, где он сейчас получает сверхприбыль, которую направляет в карман членам кооператива «Озеро». Меня каждый раз передергивает, когда избиратели в Чулыме просят им помочь с газификацией, хотя труба идет меньше чем в километре от их домов!

20. А как вы отнеслись к активной позиции горожан по вопросу цензурирования культуры? К митингам в защиту «Тангейзера»? Ведь в итоге горожане не смогли ничего изменить. Стоит ли использовать институт митингов/демонстраций/ пикетов/петиций для донесения своей позиции до властей?

Новосибирск, начиная с выборов мэра в 2014-м году, вернулся на политическую карту России – и это хорошо. «Тангейзер» дополнительно подтолкнул этот процесс. Чем больше внимания, тем больше в конечном итоге региону удастся выцарапать денег из правительства, так что митинги были не напрасны, я уверен. Предыдущая большая волна митингов, которую я поднимал вместе с Мухарыциным, (член партии «Народ против коррупции» Александр Мухарыцин - Ред.) привела к серьезному смягчению позиции Кремля в вопросе о жилищно-коммунальной реформе и порядку финансирования капитальных ремонтов жилых домов, мы здесь помогли всей стране. Но в принципе ситуация, когда мы стоим на коленях, прося денег, или когда судьба нашего лучшего театра, причем имеющего мировое значение, решается в Москве – я считаю недопустимой и возмутительной. Децентрализация, возможность каждому региону самостоятельно зарабатывать и жить так, как он считает нужным – должна быть первоочередной на повестке дня любой политической силы.

21. Вы из семьи ученых. Участвовали в реализации программы создания технопарков в России, сотрудничали со «Сколково», ранее выступали в защиту настоящих ученых, против фейковых докторов и кандидатов наук. Проект «Диссернет». Внесение частного фонда «Династия» Дмитрия Зимина в реестр иностранных агентов - это что, по-вашему, очередной наезд на науку, тотальное подчинение науки государству, сигнал, что фундаментальная наука стране не нужна?..

Я всегда объяснял это и нашим академикам, и простым людям на встречах с избирателями, что реформа образования, ЕГЭ, уничтожение Академии наук – это все не случайно, не результат того, что кто-то что-то не додумал. Это носит характер классовой борьбы, осмысленная позиция государства, заключающаяся в том, что образованные и предприимчивые люди представляют угрозу нынешнему режиму. Действующую власть, несмотря на призванную замаскировать положение дел риторику, совершенно устраивает сырьевой характер экономики. Именно природные ресурсы являются основой благосостояния нынешней элиты, и любое технологическое развитие, которое может изменить такое положение дел – совершенно для неё нежелательно. Поэтому у нас парадоксальным образом именно «Сколково» и РАН, а не Роснефть и Газпром, стали символами коррупции и неэффективности, хотя на самом деле дело обстоит ровным счетом наоборот.
Личные вопросы

22. У вас есть в Новосибирске любимые места?

Конечно, есть. Я вообще хорошо знаю город, намного лучше большинства знакомых мне «коренных» новосибирцев. Хотя само понятие «коренной» в случае одного из самых молодых городов на свете весьма условно. Любимое место, наверное, все-таки Академ – я люблю гармонию человека и природы, когда белки по улицам бегают, хотя все места в том направлении, от Первомайки и Матвеевки до Нижней Ельцовки и вплоть до Бердска – то, где хочется жить. Кольцово, конечно. Но пока не решить транспортную проблему, это желание будет теорией, поэтому я все присматривался к новым домам в районе пединститута – но вот не судьба… Есть еще два района, за будущее которых я весьма переживаю – во-первых, это МЖК, в районе которого «Дискус» настроил кучу безыдейных однотипных коробок, создав настоящее гетто. Джулай молодец, что делает дешевое жилье, но нельзя не думать про социальную инфраструктуру и архитектуру. Я уверен, в недалеком будущем это вырастет в серьезнейшую проблему. А во-вторых, Затулинка. «Настоящие» новосибирцы к ней относятся весьма скептически; а я вот считаю, что если правильно построить Восточный обход от Обьгэс и вплоть до Толмачево, то учитывая хорду, идущую через Бугринский мост, именно эта зона станет одной из самых динамичных в городе.
Вообще одна из тех вещей, которая меня привлекает в Новосибирске, это нереализованный потенциал развития городской среды. Город, конечно, мог бы стать мировой столицей конструктивизма, многие здания в этом стиле сейчас стоят безликими коробками, а могли бы стать настоящими жемчужинами. Центр жаждет пешеходных улиц и создания развлекательных зон. За парки, вроде, взялась сейчас Анна Терешкова, надеюсь, у нее получится – Заельцовский бор, Березовая роща, весь левый берег, набережные вдоль Большевистской (которую уже начал делать «Сибакадемстрой») и (в будущем) вдоль реконструированных Фабричной и Владимировской нужны Новосибирску и могут дать серьезный толчок развитию малого бизнеса и туризма.

23. Вы не стали мэром, а кем вы еще в жизни не стали?

Олигархом. В свое время (летом 1992-го) родители остановили. А так мог бы стать либо трупом, либо очень богатым человеком. )))
А все остальное у меня еще в будущем!

24. Каким людям вы хотели бы подражать?

Подражать – явно не мое качество. Но авторитеты у меня в жизни, безусловно, есть – люди, у которых есть, чему учиться.

25. Вы часто смотрите телевизор? Какие каналы, программы? В кино ходить успеваете? На какие фильмы?

Раньше я много смотрел телевизор – прежде всего, новости. Мне было интересно следить за разными точками зрения, анализировать позицию разных групп влияния в стране. Сейчас это пустая трата времени, и я очень редко включаю этот ящик.
А вот в кино, напротив, я хожу очень часто. Минимум раз в неделю. Приоритет у меня всегда был отдан отечественным фильмам; сейчас, по понятным причинам, я их могу смотреть только через Интернет. Среди западного кино я могу сходить посмотреть как блокбастеры – это чистый аттракцион, в IMAX и в стереоочках – так и на арт-хаусные фильмы. Есть режиссеры типа Триера, у которых я не пропускаю ни одного фильма. Очень часто подчеркиваю на разных тусовках, что нашумевший по всему миру Звягинцев – наш, новосибирский. Горжусь этим…

26. Каким видите свой завтрашний день? Есть ли у вас несбывшиеся мечты? О чем жалеете?

Жалею я всегда только об одном – потерянном времени. И все время задаю себе вопрос – надо было ли уже 13 лет с 2002-го года биться головой в бетонную стену российской власти, пытаясь ее сменить, или стоило отойти в сторону, заниматься бизнесом, копить ресурс, который можно было бы потратить позже на те же самые преобразования? Ведь общий вектор развития, точнее, деградации общества, был понятен еще тогда. Эти тринадцать лет – это лучшие годы жизни, с 27 до вот уже 40 лет… Выросли дети, которым во многом пришлось отказывать по сравнению с детьми моих друзей. Но, наверное, я не был бы собой, если бы поступал по-другому. Важным для меня был фактор Ходорковского и команды моих бывших коллег по ЮКОСу – я бы чувствовал, что их предал, пока они сидят, а я бабки зарабатываю и пью хорошее вино. Так что решение было принято, и оно было верным. И мой завтрашний день поэтому все равно в России, несмотря на все возможности, которые есть у меня по всему миру.

27. У вас есть время на хобби или заграничная жизнь не располагает к этому?

Мое хобби и даже страсть – это путешествия. Работа этому даже помогает, хотя хотелось бы поездить и по разным экзотическим местам. Но там нечего пока делать, так что это еще впереди.

28. Где находится ваша семья? Как вы поддерживаете с ней отношения?

Это больной вопрос. Неожиданный арест счетов и запрет на пересечение российской границы застал нас врасплох, мы не были готовы. Дети были у родителей под Москвой, жена была в Восточной Европе, я оказался в Штатах. Первая задача была выжить в условиях полного отсутствия денег и возможностей для заработка, и собраться вместе было нереально – нет нужных виз и это только затраты.
Сейчас это немного успокоилось; жена с дочерью едут ко мне, сын поступил в немецкий университет. Надеюсь, этот тяжелый период закончится.

29. Сколько может продлиться вынужденная эмиграция? Когда вы сможете вернуться в Россию?

Думаю, что нынешняя власть не даст мне вернуться. Но она долго не продержится. Большевики вон тоже когда-то были вынуждены покинуть страну, и думали, что надолго. Ничего, вернулись всего через несколько лет. История имеет все шансы повториться сто лет спустя…
Так что до скорой встречи в Новосибе!

«Эпиграф»

Об издании

16+

Сетевое издание Эпиграф.инфо
Зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций
Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77 - 70647 от 03.08.2017 г.

Адрес

Учредитель: Общество с ограниченной ответственностью "МЕТРОПОЛИС-НСК"
Адрес учредителя 630091, Новосибирская обл., г. Новосибирск, ул. Державина, д. 28, оф. 604
Адрес редакции 630091, Новосибирская обл., г. Новосибирск, ул. Державина, д. 28, оф. 604
Главный редактор Еренкова Ольга Николаевна
Телефон редакции: (383) 210-51-50, 211-96-00,
e-mail: inform@epig.ru

Правовая информация

Распространяется бесплатно. Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. Редакция не предоставляет справочной информации.