wrapper

Прокат фильма-байопика о Борисе Немцове – «Слишком свободный человек» начался в Новосибирске. Посмотреть экранизацию политической биографии одного из ярчайших государственных деятелей России можно с 13 по 15 марта в кинотеатре «Аврора».

На предварительном показе в Новосибирске, в кинотеатре «Пионер», фильм представлял один из его соавторов – журналист Михаил Фишман. Об истории создания этой киноповести он рассказал в интервью для газеты «Эпиграф».

- Михаил, вы человек пишущий. Как возникла идея делать именно фильм, а не текст? Биографические книги более популярный жанр, чем документальное кино.

- Для меня это не кино. Это примерно та же работа, которой я обычно занимаюсь, к примеру, на канале «Дождь». Там я тоже делаю интервью. Очень рад, что из разрозненных интервью получился целостный фильм. Мы делали фильм вместе с режиссером – Верой Кричевской. Один бы я не справился.

Все началось с того что мне предложили написать сценарий документального фильма, показанного год назад на одном из немецких телеканалов. Я написал сценарий, придумал с кем для этого фильма надо брать интервью и начал работать. В процессе стало понятно, что материала так много, что его невозможно уместить в один фильм для немецкого ТВ. Материал требовал более масштабного замысла. Так родилась идея сделать большой фильм. Я пригласил Веру и мы начали работать.

- Как вы выбирали героев для фильма: это люди которых Вы лично знали, те кто был на кадрах рядом с Борисом Немцовым или те кого назвали родные и близкие политика?

- Во-первых, это люди которые были рядом с Борисом Немцовым. Во-вторых, это те люди которые играли роль в событиях. Для нас было принципиальным решением построить фильм на свидетельствах людей – непосредственных участников событий, в которых Немцов оставил большой след. Эти воспоминания плюс архивные материалы – основа фильма.

- У Вас в фильме много действующих лиц. Были ли те кто близко, работал, общался, дружил с Немцовым и к кому Вы обратились за интервью, но кто не захотел рассказать об этом или Вы по каким либо причинам решили не включать этот рассказ в фильм?

- Да такие люди были. Из ключевых фигур, важных для той эпохи, отказался только Чубайс. Если бы он согласился принять участие в нашем проекте, это был бы совсем другой фильм. Рассказы остальных могли лишь немного дополнить те или иные эпизоды, но не изменить сам фильм. Никто не объяснял нам причины отказа от участия, да и зачем. Люди ведь не могли знать заранее что в итоге получиться из нашей работы.

- Предложение от немецкого канала делать фильм было случайным или Вы были близко знакомы с Борисом Немцовым? Почему Вы выбрали его в качестве героя вашего первого фильма?

- Обратились ко мне не случайно. Я охотно откликнулся потому, что считаю Борис Немцов - совершенно выдающийся общественный и политический деятель современности. Он один из главных политиков современной России с тех пор как распался Советский Союз. Он может стоять в одном ряду с Горбачевым, Ельциным, Гайдаром. И должен стоять, я думаю.

Когда мы с Верой начинали работать над этим фильмом, в первую очередь хотели отдать должное памяти выдающегося политика России. Государственных почестей ему не воздали, хотя должны были. Ведь он был вице-премьером, главой фракции в российском парламенте, депутатом. На самом деле – биография Немцова – это история нашей страны и нашей жизни за последние 25 лет. И фильм получился отчасти и об этом тоже.

- Новейшую историю России делали много людей. Вы сделали фильм о Немцове. Почему? Потому, что он был наиболее ярким человеком эпохи и последовательным политиком, или потому, что он погиб?

- Безусловно, если бы Немцов был жив, я не снял бы биографический фильм о нем. Конечно свою роль сыграло то, что человек погиб. Что касается других героев эпохи, того же Гайдара, например, то конечно он нуждается в биографе, несмотря на то, что фильм и книги о нем есть.

- Что осталось за кадром из биографии Немцова? Почему Вы не стали включать эти эпизоды в фильма?

- Мы принципиально не стали заниматься расследованием убийства. Этого в фильме нет. Мы вынесли это за скобки, но это не значит что нам это не важно. Нам это важно, но мы решили что не будем смешивать одно с другим. Это не нужно. Мы также принципиально не занимались личной жизнью Немцова.

Есть моменты которые могли войти, но не вошли в фильм, как выборы в Сочи. Это была важная точка. Выборы в Сочи стали первой успешной уличной предвыборной компанией нулевых и провел её Немцов. Мы это обсуждали, но Вера убедила меня в том, что нам драматургически сложно будет хорошо рассказать об этом. К тому же нам нужно было уложить весь массив информации в два часа экранного фильма. Пришлось пожертвовать.

- Как Вы думаете, фильм станет официальным взглядом на биографию Бориса Немцова? Идеализированного образа в фильме нет? Вам кажется, что он на самом деле таким и был?

- Я надеюсь, что мы сильно не соврали, образ, который получился в фильме максимально близок к правде. По крайней мере к тому, как мы сами это чувствуем.

Зрители уже говорят, что этот фильм будет учебником по которому мы будем вспоминать историю девяностых и нулевых. Думаю, как отдельный учебник это вряд ли сработает, но помочь вспомнить нужное время может. Если это так будет, то это хорошо.

- «Слишком свободный человек» – Борис Немцов. Означает ли это, что все остальные такой степенью свободы не обладали и потому живы?

- Отчасти это может быть и так. Немцов был очень свободным человеком, это видимо стоило ему жизни. Об этом говорит один из героев нашего фильма - бывший мэр Самары Олег Сысуев и эти слова стали названием для фильма.

- Историки, работая в архивах, иногда приходят к неожиданным выводам. А на Вас работа с большим объемом архивной хроники как-то сказалось? Изменился ли Ваш взгляд на эпоху?

- К эпохе отношение не изменилось. Какой она представлялась ранее, такой и осталась. Вопросы на которые у меня нет до сих пор ответа тоже как были так и остались.

Да, у меня, как и у многих других, как и у самого Бориса Немцова были ожидания связанные с Путиным. Логика в том, что Немцов с оговорками поддерживал Путина в 2000 году, была. Понятно почему. Тот был ельцинским выдвиженцем, с ним были связаны надежды на продолжение реформ, на продолжение прозападной политики. А это важные для Немцова и людей той эпохи вещи.

Я, как избиратель Немцова, не голосовал за Путина, да и Немцов, мне кажется, не голосовал. В 2000 году он воздержался. Я не голосовал за Путина, но и у меня были связанные с ним надежды и ожидания. Первые два, два с половиной года реформы шли. Может быть мы просто уже забыли об этом? Грефовская программа реформ реализовывалась. А это 13% подоходный налог, земельная реформа, судебная реформа много обсуждавшаяся, но совершенно радикально запретившая задерживать человека на срок свыше 48 часов без санкции суда.

Прозападная политика тоже была: реально обсуждалось предложение о том, что может быть России надо вступить в НАТО. Путин первым выразил соболезнование Бушу в связи с террористическим нападением на башни-близнецы... Потом после ареста Ходорковского стало ясно, что реформы сворачиваются, но до этого, как говорит и сам Немцов в фильме, он с оговорками, но поддерживал Путина. Это было нормально для того времени.

- Прокат фильма начался несколько недель назад. Вы рассчитывали на это?

- Честно скажу, я про прокат не думал. У меня даже картинки в голове не было, что мы сидим в зале и смотрим этот фильм. Прокатное свидетельство в Министерстве культуры мы получили накануне первого показа нашего фильма на фестивале «Артдокфест» 3 декабря прошлого года, практически через неделю после того как фильм был окончательно смонтирован. Получили без всяких проблем и лоббирования.

- Михаил, Вы ведете программу на телеканале «Дождь». Как Вы думаете, почему канал до сих пор существует? Журналисты прибегают к самоцензуре или у канала есть покровители?

- Я ничего официально говорить о канале «Дождь» не имею права, так как работаю там вне штата, веду там программу. Ни цензуры, ни самоцензуры на «Дожде» нет. У канала нет собственной политической повестки, есть редакционная политика. Существует же канал «Дождь», насколько мне известно, на средства подписчиков.

- Какие СМИ в России можно назвать, под стать Вашему кино, слишком свободными или таковых на сегодняшний день нет?

- Я бы не хотел продолжать этот метафорический ряд. Пресса должна быть свободной, независимой и профессиональной. И слава богу такие журналисты и издания еще существуют. А мерить, кто из них слишком свободный, а кто не достаточно, я не хочу. Это не очень правильно.

Об издании

16+

Сетевое издание Эпиграф.инфо
Зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций
Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77 - 70647 от 03.08.2017 г.

Адрес

Учредитель: Общество с ограниченной ответственностью "МЕТРОПОЛИС-НСК"
Адрес учредителя 630091, Новосибирская обл., г. Новосибирск, ул. Державина, д. 28, оф. 604
Адрес редакции 630091, Новосибирская обл., г. Новосибирск, ул. Державина, д. 28, оф. 604
Главный редактор Степанова Ольга Ивановна
Телефон редакции: (383) 210-51-50, 211-96-00,
e-mail: inform@epig.ru

Правовая информация

Распространяется бесплатно. Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. Редакция не предоставляет справочной информации.